Мастер-Институт

О детях и взрослых. О свободе воли и выбора.

Поделюсь своими наблюдениями и резонансным откликом на встречи с детьми (в терапии или вне), которые проживают переходный период дошкольник-младший школьник.

Пишу немного сумбурно, как идёт. Возможно, что-то преувеличиваю (как через увеличительное стекло), возможно — нет.

Что я чувствую?

Вижу достаточно часто (если я с этим ребёнком/семьей была уже знакома на протяжении нескольких лет) происходящую с ним «трансформацию»: как он из спонтанного, расслабленного, радостного ребёнка постепенно зафутляривается в дошкольника (ученика младшей школы).

Я сейчас пишу о детях, которые практически «беспроблемные». С ними обычно не обращаются к психологам, потому что они ничем особенно не «нагружают взрослых». Разве что, болеть начинают чаще. Или капризничать неожиданно и вроде не по делу. Или немногим больше обид, слез. Но не так, чтобы это взволновало взрослых и заставило их внимательнее присмотреться к ребёнку.

Вот я сейчас и предлагаю тебе стать чуть внимательнее. Возможно, что-то прояснится.

И вот вижу Ребенка, которого как-будто «пообтесали». Это видно по телу, в движениях. Почти хроническая мобилизация. Напряжение, становящееся нормой. Меньше мягкости, текучести. Больше шаблонных и механических движений. Меньше открытости и доверчивости. Меньше игривости, радости! Совсем меньше спонтанности. Больше тревожности. Больше зависимости от оценок взрослых и желания похвалы. Больше «ловящих взглядов» и опущенных глаз. Больше запирания в себе.

И это происходит, в том числе, в семьях с тотальным родительским принятием и любовью, в которых нет сравнений, «показателей идеальности» и практически не транслируются родительские ожидания относительно того какой ты должна/должен быть, чтобы тебя любили».

Но семья для подрастающего ребёнка — уже не единственная среда. И это важно. Ему необходимо выходить в мир. И этот «большой мир» для него — это детский сад, группы развития, начальная школа… то место, где он проходит свою начальную социализацию.

И напряжение ребёнка постепенно становится фоновым. Оно не слишком видно. Невооруженным взглядом.

Только — когда его перебор и ребёнок не справляется с накопленным, оно выходит через капризы, аутоагрессивность, обиды, стыд и вину. Психосоматику.

Такой ребёнок чаще думает, что это с ним «что-то не так».

Что же Случается?

Ответ пришёл из уст самого ребёнка. Детей. Потому что таких много.

Дети делятся со мной грустью о том, что у них вообще нет времени на себя и свою свободную игру (это слова ребёнка!). Например, подготовительная к школе группа. Если ребёнок чего-то не успел на уроке, то когда все дети уже свободны, он с воспитателем продолжает заниматься.

Если посмотреть на это глазами взрослых: воспитатель молодец, старается помочь, хорошо выполняет свои обязанности по подготовке к школе. А если прочувствовать, как это проживает ребенок! Он уже «не успевает, отстаёт», уже «не такой». И из-за того, что он такой «неуспеваха» (его слова, сказанные о себе со злостью), он наказан невозможностью свободно играть. В 5 лет! «Я теперь только тружусь» — слова ребенка.

И столько в этом какого-то отчаяния. И беспомощности, безвыходности. Как будто он решил , что это теперь на всю жизнь, в этом и состоит жизнь — «отказаться от себя, тянуть лямку ограничений, подчинения, несвободы».

Как-будто этот прекрасный вкус жизни теряется. И огонь в глазах не играет. И улыбка постепенно уходит. Чаще — сжатые губы. Взгляд в пол. Натянутые колени. Ослабленное, поверхностное дыхание.

Или «витание в облаках», без устойчивости, силы и живости. Слово «подчиняюсь» не звучит у детей , но это об этом.

В сознании ребёнка подменяются понятия свободного и радостного труда подневольным, зависимым поведением/подчинением воле другого с соответствующими эмоциями.

Тут и происходит подмена с «я хочу, мне интересно» на «надо, должен». (А потом психологи уже взрослому человеку будут предлагать переформулировать это обратно 😄).

Например, второклассник говорит, что ему ничего в школе не нравится. Только уроки физкультуры. При этом, он — лучший ученик. Отметки у него 11/12. Какими же усилиями он их «зарабатывает»?! Какое насилие над собой совершает? Как мобилизует себя каждое утро, а вечером дома «отрывается», или каждую ночь у него постель мокрая. Вроде как с этим сверхусилием над собой совсем не связанное. На первый взгляд, конечно. А если, у него ещё после школы 4 «ненавистные» секции, но так хочет мама или папа. И только в воскресенье (если нет домашних учителей — если он на неделе не получил меньше 10) — любимый футбол.

Это же как жить с ненавистным человеком. Ходить навсегда на нелюбимую работу. Потому что надо. Кому? Знаешь, что ответил этот ребёнок? Он сказал: «Это все надо, чтобы не стать бомбжом». Я наивно считала, что это уже не актуально.

И знаешь, что меня в этих ситуациях так трогает. И обескураживает. Что речь не идёт об агрессивных педагогах или родителях, которые третируют ребёнка. Нет, совсем не так. Когда есть жёсткое подавление, ребёнок либо «ломается и подчиняется», либо начинает «закаляться в борьбе». Крайние, но очевидные варианты не очень благополучного развития.

Я же сейчас о другом. О «мягком» насилии. Когда никто не кричит. И педагоги работают по гуманной системе. Мягко. Деликатно. Целенаправленно (только от Ума), но Неосознанно. По программе. Мягко заорганизовывают жизнь ребёнка. Чтобы у него не было свободного времени «отвлекаться на глупости».

Наблюдаю, как 4-5 летних детей каждый день воспитатели «выгуливают» строем (за ручки по парам) в одинаковых светоотражательных жилетках. Стоит увидеть походку и лица этих детей! Уже никто из них даже не пытается убежать из строя.

Через такое «подчинение» ребёнок вынужден терять контакт со своими желаниями и пробуждающийся волей (особенно, в детском саду). Переставать слышать свой внутренний импульс. И это — ограничение свободной воли. Ограничение права на свободное время, свободные и естественные движения, спонтанную игру.

Невозможность выбирать то, что «по сердцу», на что открыта душа. В подчинении дети теряют свою силу. Силу творить, радоваться жизни. Силу Быть. И здесь не важно, это грубое вмешательство или мягкое неосознанное манипулирование с благими намерениями.

Ослабляя Силу воли, Силу Духа ребёнка, взрослый способствует тому, чтобы он принял на себя роль жертвы. И тогда — виноваты все вокруг. Как часто во взрослой терапии я слышу: «Я не могу», «Я не в силах», «Если бы они…» и тд. Когда принять на себя ответственность за себя — почти неподъёмный вызов. Это — результат неокрепшей, сломленной воли. Ну а Жертва — всегда часть треугольника Спасатель-Преследователь-Жертва. Этого ли хотят для своих детей?

Когда эта свободная воля только начинает проклёвываться и манифестироваться вовне — ее раз и захлопывают. Мягко. И от этого ребёнку ещё непонятнее. Вроде и бороться не за что и не с кем. Все доброжелательны.

А слышать себя ребенок постепенно разучается. Часто, так и не научившись этому самостоятельно и отдельно от мамы. А потом он попадает в сад — и там уже другая личностная воля им руководит. Мягко. Но неуклонно. Движет его в стандарты и нормы.

И вот ребёнок не знает/не чувствует, чего хочет. И выбирать осознанно — это непосильная для него задача. Я наблюдаю, как для многих детей сделать даже простой выбор (игрушка, еда, занятие) становится сильнейшим стрессом. И, чтобы ему помочь, взрослый начинает «направлять» его, ненавязчиво продвигая свой выбор. Чтобы ребёнок не нервничал. Чтобы быстрее ситуацию разрешить.

В этом часто и состоит «социализация», как ограничение свободы выбора и осознания 100% ответственности за него. Если я не выбираю, значит я и не отвечаю. Человек так и не приходит к осознанию, что он все равно выбирает (что думать, делать, как реагировать), а потом, неизбежно пожирает плоды своего выбора (посаженных семян).

Возвращаюсь к детям. Я не знаю, какова реальная «реальность». Я знаю, что ребёнок может фантазировать, рассказывая свои истории.

Я не знаю, какое кино (в смысле картины мира, личных историй и тп) в головах у окружающих его взрослых. Но я верю чувствам ребёнка. Я настраиваюсь на него, вхожу в резонанс с ним. Слышу его дыхание. И если в картине мира ребёнка так сложно обстоят дела и нерадостно устроена жизнь, и если его тело и дыхание несвободны, движения не мягки — значит что-то идёт не так.

Универсален закон свободы воли и выбора. И нарушать его не следует. Задача взрослых — поддерживать и поливать это просыпающиеся через личность свободное волеизъявление. Не мешать расплавляться крыльям. Уважать свободную волю ребёнка.

Чутко различать свои естественные обязанности по сохранению жизни ребёнка и свои ограничивающие убеждения, личные страхи и фоновую тревожность.

Ребенку важно вовремя научиться выбирать. Это — путь к осознанному выбору. Потому что мы выбираем всегда. Даже, если думаем, что не выбираем.

У детей свободная добрая воля и выбор реализуются через любопытство, любознательность, интерес. Туда отдаётся внимание. Туда идёт энергия открытого миру сердца. Туда открывается восприятие, подобно тому, как цветок тянется а Солнцу. И пытливый ум как средство познания (а не как место складирования информации). Этот живой интерес и есть основной инструмент развития и обучения. Когда горят глаза. Когда нет усталости. Когда ребёнок воодушевлен. Только так ребёнок способен и устремлён получать и принимать. «Причинять добро» вредно (обоим сторонам). Насильно счастливым не сделаешь. Стимул-реакция возможны и эффективны, когда Душа стихает. Целостность теряется. Жизненность тает. И человек становится биороботом. Так тоже можно жить. Но как?

А если интерес и желание ушли, энергия познания и самовыражения здесь иссякла — далее только через насилие. Результаты этого прочувствовал, наверное, каждый.

Сплошная организованность, когда все время для детей и за детей что-то продумает постепенно приводит к тому, что они отучаются быть сами с собой — наедине. Им становится скучно без внешних организаторов их жизни. Они перестают сами находить для себя интересное для них занятие. Теряют любопытство исследователя. И тут гаджеты приходят на помощь.

Ребёнку нужны свободное время и свободная игра! В этом его свобода воли тоже проявляется. Это его способ познавать жизнь и себя в этой большой игре.

Не надо подтягивать 5-6летнего ребёнка до учебной «нормы». Дайте ему возможность наиграться. В этом — основной ресурс. Не в палочках и кубиках. Не в штриховке.

Не в отрывочных фрагментарных, устаревающих на ходу знаниях, которые он пока не понимает куда пристроить — кроме как «пощеголять» перед взрослыми.

Почаще разговаривай с ребёнком по душам. Спрашивай. Если ребёнок на что-то «жалуется», разверни разговор и он тебе расскажет, что его беспокоит и в чем потребность. Слушай сердцем. То, что стоит за словами.

На надо делать из дошкольников учеников. (И не надо торопиться в школу, если ребёнок очевидно на готов. Прислушайся здесь к рекомендациям специалистов).

Да, они могут повестись на эту игру. Слова «ученик», «школа» позволяют им ощутить свою важность и значимость. Но для них это — игра, понарошку. Они не ввязывались по своему желанию на всю жизнь быть должным. Быть как все.

Придёт время и им самим захочется поиграть в школьные правила. Поиграть. А не на полном серьезе. Столько сочувствия детям, которые взаправду все воспринимают — требования, ожидания. Как будто это все- про них. Которые болеют, не спят ночами, стремясь оправдать … А многим детям и не захочется — новые дети точно не под систему.

Ограничивающиеся убеждения и фрагментарный набор устаревающих знаний — это не то, что нужно передавать ребёнку — дошкольнику. Дай возможность ему раскрывается изнутри как бутон.

Наслаждаться своей естественной неповторимостью. А не тем, что он «как все».

Люби.

Чаще говори.

С тобой все так!

И ты успеешь всему научиться. И всему есть место. И всего достаточно на всех. И ты ценен априори. По праву рождения.

И это не зависит от того, получаются ли у тебя ровные палочки в тетради.

И ты волен выбирать. Ты свободен от моих страхов. У тебя свой путь.

Через это можно доверять себе. Проявлять свою свободную волю. Заявлять о себе. Постоять за себя. И так же относиться к другому.

Осознанная и принятая свобода воли позволяет нести ответственность за свои действия, мысли, реакции. Выбирать их. Управлять ими. Только так человек может научиться тому «что посеешь, то и пожнёшь». Когда же ему с малых лет внушается, что «сеятель» — это кто-то другой; что его задача — только исполнять чужую волю, и он сам ничего не решает про себя; взрослым виднее, что для него правильно.

Ты же знаешь, к чему это приводит.

У каждого свои уроки в этой жизни.

Но мы можем проявлением своей свободной воли и собственного выбора сделать так, чтобы свободных и осознанных людей становилось больше. Больше детей продолжали быть счастливыми, радостными, любопытными, естественными.

«Дела, совершаемые в свободе, плодоноснее дел, свершаемых против воли.» (Г.А.Й, 1955)

Лыкова Виктория

PhD, доцент, НЛП-практик. Психолог-психотерапевт, коуч. Автор образовательных проектов. Руководитель психолого-образовательной мастерской «Яблоко».

Подписаться:
Подпишитесь на полезный контент от Мастер Институт
2-3 раза в месяц
[sendpulse-form id="573"]